Альтернатива для Междуморья

От Лиссабона до Владивостока
Геополитический проект Междуморья, известный также как Интермариум, Балто-Черноморский союз, ВКЛ 2.0 или Новая Речь Посполитая, в последнее время все больше будоражит умы политиков и идеологов в Польше, Украине, Литве.

Даже недавно избранный польский президент Анджей Дуда заявил о поддержке этой идеи, что, зная его политический бэкграунд, вовсе не удивительно.

Не удивительно и то, что обсуждение идеи Междуморья резко активизировалось на Украине. Этот проект, изначально связанный с польскими геополитическими амбициями и стремлением быть влиятельной силой в Восточной Европе, воспринимается прежде всего как проект антироссийский.

Направленный на выдавливание России из Европы в Азию, он становится все более популярным в среде украинских политиков и радикалов.

В Беларуси Междуморье в основном привлекательно для незначительной части маргинальных националистов и исторических романтиков, в то время как подавляющее большинство белорусского общества поддерживает интеграцию с Россией и создание Евразийского экономического союза. И это на сегодня определяет ключевую позицию Беларуси в регионе.
 
 
Геополитическое «вето» Беларуси
 
Для того чтобы замкнуть санитарный кордон, полностью разделяющий Западную Европу и Россию, необходим контроль над всей территорией между Балтийским и Черным морями.

В настоящее время с учетом происходящего в Украине эта перспектива вполне реальна. Однако существуют два фактора, способных воспрепятствовать этому: Калининградская область с находящимися там российскими военными базами и Республика Беларусь, являющаяся военно-политическим союзником России.

Эти два фактора тесно между собою связаны, поскольку в случае гипотетического обострения ситуации вокруг Калининградской области на территории Беларуси возможно размещение дополнительного российского вооружения, создание военных баз и т.д. Это — один из аргументов для сдерживания напряженности в регионе.
 
Кроме того, Беларусь, предпринимающая беспрецедентные меры по охране южной границы, а также весьма значимые миротворческие усилия, не допускает дальнейшего распространения украинского кризиса.

В случае ухудшения ситуации на Украине существует также возможность силового давления с севера с целью локализации очагов войны.

Беларусь поддерживает необходимый уровень политических и экономических отношений с украинскими властями, но в то же время уклоняется от участия в любых инициативах, имеющих антироссийскую направленность.

Это позволяет удерживать равновесие в регионе и не допустить скатывания к масштабному конфликту.
 
По мнению политолога Юрия Шевцова,

 

«Беларусь препятствует возникновению в Восточной Европе новой Речи Посполитой. Без Беларуси невозможно создать интегрированную устойчивую инфраструктуру такого регионального сообщества, обеспечить единую идеологию, основанную на русофобии и своеобразной региональной мифологии, выстроить единое оборонное пространство, эффективный экономический комплекс, дипломатическую систему отстаивания своих интересов».



Беларусь, таким образом, использует свое геополитическое «право вето» на создание в Балто-Черноморском Междуморье крупного блока государств с антироссийскими мотивами, возникновение которого чревато угрозой начала новой большой войны в Европе.
 

Логика войны
 
Создание Междуморья в той геополитической и идеологической конфигурации, о которой чаще всего говорят приверженцы этого проекта, неизбежно влечет масштабное военное противостояние.

Риторика польских, украинских и литовских политиков, поддерживающих эту идею, не оставляет сомнений, что с их стороны будет происходить наращивание военного потенциала, а также попытки устрашения этим потенциалом российского руководства. Которое, в свою очередь, будет вынуждено отвечать ростом гонки вооружений и милитаризацией на западных границах Союзного государства России и Беларуси.

В таком случае все Междуморье становится пространством ведения новой «холодной», а возможно, и «горячей» войны. Именно поэтому польский геополитик Лешек Сыкульски считает, что

 

«концепция маленького, тесного Междуморья, которое становится континентальным барьером, являлась и до сих пор является предложением конфронтационной политики, а не политики интеграционной».


 
Это в определенной степени совпадает с интересами США в Европе, стремящимися не допустить усиления позиций России или Германии. Создание и накачка антироссийской силы в Центральной Европе — методы, успешно отработанные в ходе Первой и Второй мировых войн.

Однако для стран Западной Европы, прежде всего Германии и Франции, Междуморье также будет представлять серьезную проблему, поскольку может угрожать не только военными действиями в непосредственной близости от своих границ с наплывом миллионов беженцев, но и самому существованию Европейского союза, экономическому и политическому благополучию этих стран.
 
Угрозы для Беларуси также очевидны. Они, кстати, без стеснений озвучиваются апологетами Междуморья:

 

«Экономический потенциал Беларуси меньше, чем у Украины, но стратегически для Украины, Польши и стран Балтии Беларусь бесценна… Белорусы умирали на Майдане и на войне в Донбассе, сражаясь за украинскую свободу… их нельзя забыть и мы должны вернуть им свой долг. В длительной перспективе Беларусь требует освобождения как от своего собственного мини-автократа, так и от России. После того, как война в Украине закончится и Крым будет возвращен, должны ли мы забыть про Беларусь?»


 
Намерение и логика весьма красноречивые, для Беларуси они означают только одно — возвращение на нашу землю после 70 лет мирного существования пожара войны и уничтожения.
 
 
Междуморье по-белорусски
 
Можно ли реагировать на эти угрозы чем-то иным, кроме укрепления обороноспособности и увеличения расходов на безопасность? Особенно в ситуации, когда на пропаганду идеи Междуморья среди белорусов, скорее всего, со стороны ряда соседних государств будут выделены немалые средства.
 
Нам представляется, что можно.

Для этого, во-первых, нужно выделить в ней рациональные основания. А они действительно есть — наличие тесных этнокультурных, исторических связей и общих экономических интересов.

Во-вторых, изъять, нивелировать опасный идеологический компонент, основанный на русофобии и геополитическом мессианстве.
 
В конце концов, в новейшей истории уже был прецедент создания подобного единого блока центрально- и восточноевропейских государств, охватывающий, в том числе, и Россию. Это Организация Варшавского договора и Совет экономической взаимопомощи.

Конечно, его нельзя повторить, но ставить в качестве задачи изменение самой сущности проекта Междуморья можно и нужно.
 
И здесь вновь возникает ключевая позиция Беларуси. Польский политолог Конрад Ренкас весьма точно замечает на этот счет:

 

«Беларусь под руководством Александра Лукашенко, укрепив свою внутреннюю стабильность (социальную, экономическую и политическую) — в настоящее время является ключевым звеном геополитического баланса и безопасности в регионе. Даже крах Украины, никогда не являвшейся слишком прочной конструкцией, не имел и не имеет такого значительного влияния на ситуацию в Европе и в мире, как это может быть в случае какой-либо деконструкции государственности и политической системы в Беларуси. Речь идет не только о той роли, которую Батька сыграл в поиске путей мирного разрешения украинского кризиса, но и в целом о политическом эксперименте строительства центра, основанного на максимальном использовании внутреннего потенциала, способного играть самостоятельную роль в международных процессах, в том числе, в рамках реализации собственной, самостоятельной программы политико-экономической интеграции евразийских и постсоветских территорий».


 
Беларусь, являясь союзником России, может взять на себя роль регионального лидера, развернув векторы интеграции, сопряжения ЕАЭС и ЕС в соседние страны, прежде всего — в Украину, Литву, Латвию.

Юрий Шевцов так определяет эту новую миссию Беларуси:

 

«Страна может выдвинуть от имени всей своей зоны влияния в Восточной Европе интеграционную идею, ориентированную на поддержку в России. Это будет вариант европейской региональной интеграции, рассчитанный на гармонизацию отношений между ЕС и РФ, между Восточной Европой и Россией, между Восточной и Западной Европой».

 

Естественно, возникает вопрос об основаниях подобной интеграции.

Во-первых, речь не идет о геополитическом «перекидывании» из блока в блок. И Беларусь, и соседние страны остаются в составе тех образований, которые они сами для себя выбрали: ЕАЭС и ЕС соответственно, либо сохранят нейтралитет (вероятно, такой вариант приемлем в случае с Украиной).

Во-вторых, из двусторонних отношений необходимо изъять антироссийскую идеологическую повестку, а на первый план должны выйти региональные экономические и инфраструктурные проекты.

Беларусь будет укреплять индустриальное ядро своей экономики, реализуя такие проекты, как строительство Китайско-белорусского индустриального парка и Белорусской атомной электростанции, а это означает, что она становится центром притяжения и развития как минимум для приграничных регионов сопредельных государств.
 
Проблемой остаются равновесные отношения с Польшей.

Видимо, в ближайшее время Беларуси также придется искать конструктивные прагматические решения в экономической сфере, выгодные обеим сторонам.

Возможно, понадобится поиск и сотрудничество с различными политическими и идеологическими группами в самой Польше для выработки новой позитивной повестки наших отношений и ее лоббирования внутри польского политикума.
 
По крайней мере, в Польше есть влиятельные силы, мировоззрение которых удачно сформулировал Рональд Лясэцки:

 

«для блага поляков и в интересах Польши мы должны стремиться к преодолению пропасти, разделяющей европейский Восток и европейский Запад, посредством содействия участию славянской и русской культуры в европейском диалоге культур. Для того чтобы преодолеть западные факторы в нашей собственной национальной культуре мы должны обратиться к нашему славянскому наследию и возвысить его».


 
Междуморье по-белорусски — это практические действия в рамках регионального трансграничного сотрудничества, направленные не на очередной раздел европейского континента, а наоборот — на создание устойчивого, безопасного пространства как части Большой Европы от Лиссабона до Владивостока.

Подписка на материалы спикера

Для того чтобы подписаться, оставьте ваш электронный адрес.

Отменить
Ошибка в тексте? выдели на нажми Ctrl+Enter. Система Orphus
 
Вопросы Алексею Дзерманту
  •  
    28.09.2015 12:37
    №2 Александр Синкевич Беларусь
    Уважаемый Алексей!  Интересно, есть ли мнения в политических кругах Германии и Франции относительно идеи Междуморья. Знают ли о ней вообще, имеет ли лоббистов и спонсоров, маргинальна или респектабельна она? Лично у меня впечатление,как 
     
    вопрос спикеру
  •  
    28.09.2015 12:46
    №3 Александр Синкевич Беларусь
    Что-то прервалось. Лично у меня стойкое от убежденных приверженцев Интермариума,как от некой секты верующих в Имажинариум, этаком воображаемом Шире для хоббитов. Или все же есть некие предпосылки/попытки вывести этот Воображариум в плоскость реал-политик?
     
    вопрос спикеру
    •  
      28.09.2015 13:44
      №6 Алексей Дзермант Беларусь Александр Синкевич (№3)
      Из того, что мне известно, эта идея воспринимается во Франции и Германии как проамериканский проект, направленный против усиления континентальной интеграции в Евразии. Потому он и популярен так в странах "новой Европы", которые очень часто рассматривают в качестве троянского коня, тормозящего сближение двух частей европейской цивилизации.
       
Комментарии
 

Вы зарегистрированы как Виртуальный член клуба (ВЧК)

Виртуальный член клуба имеет право:

Если же вы хотите получить дополнительные права:

просим вас дополнить (отредактировать) свой профиль.

Хочу стать Реальным членом клуба
Отменить